К ВОПРОСУ О ВЗАИМОСВЯЗИ НИКОТИНОВОЙ АДДИКЦИИ И ДРУГИХ ВИДОВ ХИМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ


Сразу хочу извиниться перед теми, кто привык видеть у меня на сайте статьи популярного характера. Этот текст будет исключением, так как представляет собой научный мини-обзорчик по очень важной проблеме.
Всем известно, что зависимость от физиологически активных веществ (наркотическая зависимость) представляет собой комплексное расстройство, вызванное как условиями индивидуального развития, так и генетическими факторами, и имеющее своим результатом серьёзные проблемы со здоровьем и социоэкономическим функционированием пациента [2].

Проблема взаимосвязи между никотиновой зависимостью, прочими химическими аддикциями, и нарушением пищевого поведения (булимическими и анорексическими дивиациями), хорошо знакома практикам – психологам, реабилитологам, врачам. В частности, общеизвестна взаимосвязь между употреблением алкоголя и табакокурением [4], табакокурением и булимичиской дивиацией [3]. Однако этиология формирования взаимосвязи между этими типами аддиктивного поведения до сегодняшнего дня однозначно не установлена.
Наличие генетического фактора в формировании химических зависимостей было паказано ещё в середине прошлого века, когда была зафиксирована разница по конкордатности к злоупотребелнию алкоголем у разнояйцевых (28%) и однояйцевых близнецов (54,2%) [1] Поиск генов, ответственных за склонность не к одной, а сразу к нескольким (сопряженным между собой) зависимостям, пока не завершен. Однако в этом ключе интересно ассоциативное исследование, проведённое Chen Х. и соавторами [2], которые, используя данные из нескольких работ, затрагивающих полный геном и проведённых по протоколу случай-контроль, осуществили геномный анализ композитного фенотипа химической зависимости, сочленённого из шести частных диагнозов – никотиновой, алкогольной, канабиноидной, кокаиновой, опиатной и прочих (суммарно) зависимостей.
Была установлена строгая (odds ratio = 1.77) и статистически значимая (P = 7*10-8) ассоциация PBX/связанного 1 гомеобокса 2 (PKNOX2) гена в хромосоме 11 (PBX/knotted 1 homeobox 2 (PKNOX2) gene on chromosome 11) у женщин европейского происхождения с композитным (т.е. аддиктивным) фенотипом. Изыскания Chen Х. и соавторов [2] так же показали, что ассоциация аллели с диагнозом не является статистически значимой при рассмотрении индивидуальных склонностей к конкретному частному аддиктивному диагнозу. Из этого можно сделать вывод, что наличие «аддиктивного» аллели указанного гена может приводить (в зависимости от условий) к формированию одного или другого частного вида химической зависимости. На основе изысканий Chen Х. и соавторов [2] можно так же предположить возможность сопряжения между двумя видами зависимости (например, никотиновой и алкогольной) на основе данного генетического фактора, однако обязательность такого сопряжения из данных исследования никак не следует.
Нейрохимический характер сопряжения между злоупотребелием табаком и алкоголем показан в исследовании Sharma R с соавторами [4] , которые предположили, что никотин снижает неприятные эффекты алкоголя и усиливает эффект удовольствия от его употребления. Ранее теми же исследователями было показано, что никотин воздействует на базальные отделы переднего мозга, активируя nucleus accumbens и вызывая увеличение потребление алкоголя [4]. Вероятно, этот же механизм действует и при ослаблении неприятных эффекта сонливости при принятии алкоголя. Для проверки данной гипотезы использовали взрослых самцов крыс линии Sprague–Dawley, которым установили датчики контроля засыпания и двусторонние микрокатетеры, введённые в базальные отделы переднего мозга. Через эти катетеры вводили 500 мл спинномозговой жидкости, содержащей 75*10-12 моль никотина, контроль – чистая спинномозговая жидкость в том же количестве. Введение осуществлялось на фоне внутрижелудочной инфузии крысам этанола (3 г/кг). Было показано, что алкоголь (согласно датчикам) оказывает на крыс снотворный эффект, однако предварительная инъекция никотина в базальный отдел переднего мозга существенно снижает седативное действие этанола. Вероятно, одной из причин сопряжения злоупотребления алкоголем и никотином, является интуитивное стремление снизить неприятный эффект алкоголя, в частности, сонливость и усилить рекреационно-эйфорические переживания [4].
На практике была так же замечена взаимосвязь между видами булимического поведения (переедание и другие виды пищевого заместительного поведения) и аддиктивным потреблением физиологически активных веществ (в том числе и никотина). Munn-Chernoff M.A (2015) и соавторы [3], опираясь на близнецовый метод, предприняли попытку оценить вклад генетических, экологических и социальных факторов в ассоциированное возникновение булимического поведения и раннего старта в употреблении наркотических веществ (в том числе алкоголя и никотина).
На 53 парах близнецов, различающихся по сроку первого употребления алкоголя и никотина, было показано, что девушка-близнец, имевшая ранний (до 15 лет) опыт потребления алкоголя в 3,21 раза чаще проявляла и склонность к булимическому поведению, нежели её генетически идентичная сестра, не имевшая такого опыта. Из этого можно сделать вывод, что ранний возраст алкогольного старта вносит более существенный вклад в последующее развитие булимии, нежели предполагаемые ранее генетические факторы [4].
Сказанное выше приводит нас к следующим выводам:
1.Сопряжение между несколькими видами зависимости (в частности между алкогольной и никотиновой аддикциями) носит не генетический характер, а формируется в процессе онтогенеза через посредство биохимических и психофизиологических механизмов. Так, употребление алкоголя на нейрохимическом уровне создаёт предпосылку к табакокурению, а ранневозрастный опыт алкогольного воздействия создаёт предпосылку к формированию булимического нарушения пищевого поведения.
2.Между существуют аллели, наличие которых приводит к формированию фенотипа, склонного к широкому спектру зависимостей и формирование конкретной химической аддикции происходит под влиянием средовых факторов.

Всегда Ваш,

Алесь Спицын.

Литература
1. Alcoholism in Twins./ Kaj L.– Stocholm:Almqvist&Wiksell, 1960. 180 p.
2. Chen Х. PKNOX2 gene is significantly associated with substance dependence in European-origin women/ Chen Х., Choa K, Singer B.H., Zhanga H. //PNAS Early edition. Sept. 2009 p. 1-4
3. Munn-Chernoff M.A., Bulimic Behaviors and Early Substance Use: Findings from a Cotwin-Control Study/ Munn-Chernoff M.A., Grant J.D., Bucholz K.K., Linskey M., Madden P.A.F. //Alcoholism Clinical and Experimental Research (Impact Factor: 3.21). 08.2015; N 39 Vol 9.
4. Sharma R Nicotine administration in the wake-promoting basal forebrain attenuates sleep-promoting effects of alcohol/ Sharma R, Lodhi S. Sahota S, Thakkar M.M. //Journal of Neurochemistry Vol. 135, Issue 2, October 2015, P. 323–331


Запись была размещена в Четверг, 17 Декабрь 2015 в 01:25 в рубрике Лечение заболеваний. Вы можете подписаться на тему через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий, или трэкбэк со своего сайта.
Комментарии:

Оставить комментарий